alicebrown: (Default)

Тектонический сдвиг: Ещё о развилке «Великого перелома»

Гости: Евгений Ясин, Ирина Карацуба

Евгений Ясин: Если будет просто переход, скажем, 30% акций в руки частных инвесторов или акционеров, это, конечно, некоторое достижение, но этого мало...




Самый выдающийся кусок в передаче, это когда госпожа Карацуба говорит, что голод 30-х коснулся хлебопроизводящих районов России. После 40-ой минуты.

Я даже не знаю, что это такое было. Глупость, лицемерие, невежество или что? Если то, что происходило в Поволжье, на Дону и в Центральном Черноземье в то время называется "коснулся", то я ничего не понимаю в истории... И в историках...
alicebrown: (Default)
До сих пор помню, как родители пугались, когда бабушка или дедушка говорили им:

Эта ваша совдепия...

Они были другие. Совершенно не советские.

Вспомнила после того, как узнала о смерти Михаила Козакова.
alicebrown: (Default)
Спасибо френду [livejournal.com profile] g_vit за напоминание о Манифесте 19 февраля 1861 года. Я тоже решила написать и процитировать то, что написала в блоге у Валерия об этом ярком и великом событии в истории. В истории моей семьи.

"Для меня этот Манифест не просто история. Это то, что изменило жизнь двух моих прадедов-крестьян, чьи отцы еще были крепостными, причем принципиально. Александр II был бесконечно уважаем обоими дедами, хотя и не были они крепостными. Мне кажется, что его вообще не ценят в России, а это странно, где едва ли не 80 процентов населения потомки крепостных крестьян".

Два моих прадеда - Семён и Сергей - родились после отмены крепостного права, стали взрослыми и обзавелись семьями, когда в России началась промышленная революция, укрепились земства, выросло в 20 раз количество грамотных. Правда они все еще не имели права частной собственности на землю и жили в общине, но уже понимали главное. Их собственная судьба, судьбы их детей, внуков и правнуков, уже не будут предопределены, что в их жизни появляется альтернатива, хотя воспользоваться ей будет непросто.

"...оба моих прадеда очень быстро это поняли и вытолкнули своих дочерей в город, где они все, без исключения, преуспели. Тогда как в деревне их ждала в лучшем случае участь жены сына богатого крестьянина".

Дело в том, у обоих моих прадедов рождались только дочери. У прадеда по отцу их было девять: трое от первого брака и шестеро от второго, у прадеда по маме было пятеро дочерей, что напрямую влияло на размер надела, который выделялся общиной. Вот и искали они и для себя, и для дочерей иной участи. Надо сказать, что при всем том, что жизнь этих девочек в городе была отнюдь не безоблачной, освоиться в Москве начала прошлого века было куда проще, чем в конце 20-х начале 30-х годов. Во всяком случае, такое сложилось у меня впечатление после рассказов обеих бабушек и их сестер.

Понимаю, что это спорно, но напишу. Отмена крепостного права на территории метрополии, а Рязанская губерния безусловно относится к таковой, проводилась в куда более жестких для крестьян условиях, чем, например, в Царстве Польском или на территории Белой Руси (Беларуси или Белоруссии). Те преференции, что получили крестьяне с окраин даже не снились обоим моим прадедам, но они выдюжили, у них многое получилось.

Это только кажется, что 150 лет это очень давно. С точки зрения истории моей семьи это не так. Для меня это событие близко и понятно.

A propos. Текстильные магнаты Российской империи Прохоровы, Морозовы, Ясюниниские, Крестовниковы и другие были потомками крепостных и помнили об этом, хотя их предки стали вольными уже в начале XIX века, до Манифеста. Сергей Николаевич Прохоров любил иной раз бравировать тем, что его предки были крепостными.
alicebrown: (Default)
Несколько слов в защиту повседневной жизни.

Из дневника А.Черняева, помощника М.Горбачева.

6 октября 1990 года

Однако я вспоминаю свое детство в Марьиной Роще – какие-то материальные трудности – да… после 1929 г….Что-то с колхозами… как на дачу ездили в голодные годы, как ждали отца на станции – мешочек хлеба привезет. Но в целом-то все радужное… Видимо, материна дворянская инерция спасала от повседневности: рояль, немецкий, французский язык, бонна, обособленность в среде рощинской голытьбы – «белая кость». Книги, книги. А потом элитная школа.

Инерция, о которой пишет А.Черняев, была не только дворянской. Она была и крестьянской, как у моих бабушек. И была она ничуть не слабее дворянской.

Сколько семей и детей в этих семьях, спасла та, прежняя, дореволюционная повседневность, которую всеми силами поддерживали мои бабушки и дедушки, воспитывая моих родителей, а потом и меня.

Даже если не было рояля, а только строгий порядок часов завтрака, обеда и ужина, елка и подарки, особенно когда, они были запрещены «партией и правительством», все это держало на плаву массу семей в довоенные и первые послевоенные годы. Книги, Большой театр, консерватория – все, что только могли себе позволить для своих детей мои дедушки и бабушки. И во все времена – подготовка к Рождеству, куличи на Пасху.

А еще обычная бытовая опрятность, в особенности дома. Никаких халатов и тапочек днем, никогда не садиться за стол не прибранными, не торопиться, не повышать голос и никогда не выяснять отношения с мужем, женой и детьми на людях. Упаси Боже ходить ссутулившись и шаркая ногами.

Казалось бы, все это очень внешние, совершенно, на первый взгляд, ни на что, кроме внешнего вида да умения говорить, не влияющие привычки. Но по родителям и себе знаю – работает, дает прекрасные результаты.

Profile

alicebrown: (Default)
alicebrown

August 2011

S M T W T F S
  1 23 4 5 6
789 1011 1213
14 151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 12:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios